В России

Как донести до "тиктоково-фейсбучного" поколения боль Великой Отечественной войны?

Нравится 54

Доктор юридических наук, профессор, член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации, член Общественного совета при Главном управлении МВД России по Московской области Игорь Владиславович Понкин выступил с рецензией на короткометражный остросюжетный художественный фильм "Тася", закрытый предпоказ которого прошёл 6 мая 2022 года в кинозале "Жуков" Музея Победы. Публикуем её без купюр:

Снимать фильм о Великой Отечественной войне сегодня – это задача крайне сложная, если нацеливаться на создание действительно стоящего фильма. Отечественный кинематограф, уже начиная с поздних советских времён стал вырождаться в фабрику мифов и низкопробных поделок на тему войны (вспомним совершенно идеологизированный, до отказа набитый ультралиберальными штампами сериал "Война на западном направлении" 1990 г.), в раннее пост-советское время масштабы такой деградации стали просто катастрофические.

Фильмы стали снимать, как будто бы, по неким шаблонным методичкам:

  • 1) с обязательным очернением органов НКВД (пресловутый денигративный штамп "кровавая гебня"), хотя это именно они (их пограничные части) первыми легли костьми на наших границах, уже в самые первые дни в отчаянных сражениях отчётливо показав, что лёгкой прогулки нацистского интернационала по нашей земле не будет (грядут траты личного состава за один дом в Сталинграде, как за весь захват Франции), а потом затыкали собой дыры в линиях фронтов,
  • 2) с обязательным нарочитым выпячиванием нравственных страданий и потерь одного лишь народа с одновременными столь же выраженным принижением страданий и много больших потерь других народов и в целом всего советского народа (тех же блокадных ленинградцев),
  • 3) с обязательным представлением войны как действа умственно-отсталых (брождение в условиях боёв толпами, ладно не парадным строем, без всякого намёка на знание о существовании и необходимости боевого охранения; выцеливание нашим снайпером женщины со сниженной социальной ответственностью на танке вместо немецких офицеров и т.д., и т.п.),
  • 4) с обязательным выдумыванием и артикулированием каких-то порочных личностей в чрезмерно раздутом масштабе,
  • 5) с обязательным привнесением темы педерастии,
  • 6) с обязательной сервильностью перед "белыми сахибами из Империи добра" (США) или их бабами (как в украинско-российском фильме "Битва за Севастополь").

И много другое, что делает совершенно неудобоваримыми отечественные фильмы о войне. Есть замечательные исключения – действительно хорошие "В августе 1944-го…" и "Днепровский рубеж" (хотя это белорусские фильмы), ремейк-сериал "А зори здесь тихие", фильмы "Остров" и "Поп", ещё некоторое число фильмов.

Большую же часть отснятого имеет смысл отправить в помойку.

Но в последние годы постепенно стали появляться действительно стоящие русские фильмы, в их числе остро-пронзительные короткометражные фильмы сериала "Про людей и про войну" ("Циркач", "Любушка", "Артист", да и все остальные), фильмы "Двадцать восемь панфиловцев" (2016), "Сестрёнка" (2019), "Солдатик" (2019), "T-34" (2018), сериал "Джульбарс" (2020), ряд других.

Но что делать, если Вы только замыслили снимать фильм о войне, какой путь избрать режиссёру и сценаристу? Путь ли редундантной (чрезмерно переизбыточной) реалистичности разлёта кусков тел и кровавых брызг в голливудской манере (а-ля фильм "Ржев" 2019 года, увы, так и не дотянувшего за счёт только лишь этого до сколь-нибудь стоящего уровня)?Путь лживого очернения прошлого (типа фильма "Праздник" 2019 года об обжирающихся в блокадном Ленинграде, либо сериала "Зулейха открывает глаза" 2020 года, показывающего предвоенный период, или сериала "Штрафбат")?

В одном из недавних допросов пленный военнослужащий ВСУ в ответ на вопрос о причинах его ожиданий зверств российских военных ответил: "Ну, вы же понимаете, что у нас свой телевизор…". "Чужой и враждебный телевизор" по-прежнему царствует в России и в отношении памяти о Великой Отечественной войне.

Но, даже если Вы - нравственно нормальный кинематографист, что делать? Избрать ли путь лубочной притчи (типа в общем-то неплохого сериала Н. Михалкова "Утомлённые Солнцем" – 2)? Искать ли какие-то ещё не экранизированные ранее подвиги? Пожалуй, ещё в советское время они стали отражением в книгах и фильмах.

Как донести свои коммуникативные послания, чтобы их услышали самые, что называется, толстокожие, давно пресыщенные сценами "живописных разлётов кусков человеческих", инфицированные антироссийской пропагандой ультра-либеральной секты?!

Задача – сверхсложная, на грани невозможности.

Фильм "Тася", закрытый предпоказ которого состоялся 6 мая в Музее Победы в Москве, в кинозале "Жуков", в контексте всего сказанного выше являет собой весьма добротный фильм, реализовавший оказавшийся успешным замысел и понуждающий после его просмотра вновь и вновь возвращаться к нему мысленно, обдумывать.

Сценарный дизайн фильма достаточно парадоксален, мало с чем можно его сравнить: кажущаяся при просмотре затянутость значительного его объёма от начала демонстрации (каемся, возникал и вопрос – "Да когда же, наконец, о войне-то будет?!", ведь её ж анонсировали в содержании анонса фильма) ближе к концу исчезает, долго сжимавшаяся (скручивавшаяся) спираль смыслов, начинает стремительно раскручиваться, вытаскивая из предыдущих сюжетов аллюзии (отсылки), смысловые пересечения, буквально взрывным образом выкладывая из кусочков финальную целостную мозаичную картину смыслов и нравственных императивов.

В фильм "Тася" объективно заложена совершенно небольшая сюжетная мысль, но реализовано это столь мощными эмоциональными образами, что он не может оставить равнодушными зрителей, никого из них.

Но главное, именно такого порядка фильмы и способны сломать "чужой и враждебный телевизор" в отношении памяти о Войне, способны достучаться до сердец самых холодных или тепло-хладных в отношении своей истории людей, донести до них понимание непреходящей боли прошлого, связи прошлых и будущих времён. Фильм достоин того, чтобы его не только посмотреть, но и пересматривать.

9 мая 2022 года